4/07/2013

Дом железной дороги на МОПРа

На удивление, за своё долгое существование это домовладение оставило не очень значительный след в истории города. От середины ХІХ в., когда оно возникло, и вплоть до 1930-х гг. большую часть участка занимал обширный сад, посаженый ещё первыми владельцами. В 1880-х гг. этот сад площадью в 910 саж.2 принадлежал Курдюмову. Известно это только благодаря тому, что он попал в перечень крупнейших частных садов Екатеринослава, выполненный И. Акинфиевым. Но Акинфиев только зафиксировал его существование, не дав более детальных сведений о времени возникновения и составе. Позднее сад перешёл во владение Афанасенко и получил полицейский номер: улица Полевая, 10.


К 1917 г. сад Афанасенко оставался уже единственным крупным садом в этом районе города. Причина его сохранности достаточно проста. Рыбаковская канава (река), вытекающая из Рыбаковской же балки и пересекающая улицы и кварталы района, зацепила и этот участок. Причём именно зацепила. Если бы она протекала по его территории, то особых проблем это бы не вызвало. Владелец участка выстроил бы за свой счёт коллектор, а появившиеся в результате этого строительства дополнительные сажени земли оформил в Городской управе. Беда была в том, что Рыбаковская текла по улицам перед участком и только на самом углу Полевой и Скаковой протекала непосредственно по его территории. При такой топографии построить на участке крупный дом было невозможно, а строить коллектор за свой счёт — нецелесообразно. Оставалось только ждать пока до строительства коллектора дойдут руки у городских властей.

Руки властей дотянулись до этого района только в середине 1930-х гг., когда на Рыбаковской канаве был выстроен коллектор, носящий и по сей день название «Запорожский». Надо заметить, что Рыбаковская балка была переименована в Запорожскую ещё в 1910-х гг., а имя Войцеховича получила только после войны, но переименовать коллектор власти то ли забыли, то ли не решились. После строительства коллектора бывший участок Афанасенко по улице, которая в это время носила название МОПРа (Международная Организация Помощи Рабочим), стал необычайно привлекателен для строительства нового жилого дома. Кошмар застройщиков тех лет — процент отселения здесь практически отсутствовал. Такое предложение не могло не заинтересовать основных инвесторов в жилое строительство, которыми тогда были крупнейшие предприятия города. Неизвестно дошло ли в этом случае до серьёзного конфликта между заинтересованными сторонами, но участок под застройку получило, без сомнения, самое влиятельное предприятие Днепропетровска 1930-х гг. — Сталинская железная дорога.

В строительстве этого здания поражает редкостная тишина, с которой оно осуществлялось. В отличие от других крупных объектов эпохи, здание до сих пор не имеет ни точной даты постройки, ни авторства. Удалось лишь установить, что I-я очередь здания была закончена в конце 1937 — начале 1938 г. Но что представляла собой эта I-я очередь (всё современное здание или только несколько блоков), установить не удалось. Как не удалось обнаружить и проекта всего здания. Авторство дома также остаётся неизвестным. Только по некоторым характерным приёмам в композиции и декоре здания его можно причислить к работам Бориса Кащенко, но такой метод «опознания» никогда не был достаточно точным, особенно если речь идёт о зданиях, построенных в русле общестилевых тенденций.

Несмотря на скромность появления, дом был выстроен отменный. Композиция, стиль и планировочные решения здания характерны для переходного этапа советской архитектуры, на котором при соблюдении форм, принципов построения объемов и социальной насыщенности конструктивизма в декоре зданий использовались элементы заново осваиваемого классического наследия. Существующая и по сей день общественная терраса-пергола на крыше в это время уже являлась для многоквартирного жилого дома социальным пережитком, характерным для домов-коммун и общественных зданий предыдущей эпохи. От своих предшественников дом получил и западающий угол и общую композиция. Вместе с тем декор — рустовка, многочисленные карнизы и обрамление проемов, решение первого этажа как гигантского цоколя, использование пилястр, уже достаточно явно относится к будущему неоклассицизму.

В 1938 г. в здании уже размещается аптека №78 (в 1936 г. находилась на ул.Рабочей) и магазин №50 городского Пищеторга (вновь открытый). Кстати, создание торговых помещений в новых жилых домах также являлось совершенно новым веянием. Городские и област-ные власти буквально заставляли предприятия выделять для этих целей часть помещений первого этажа.

В 1941-43 гг. дом серьёзно не пострадал. В послевоенный период здесь размещались 1-я продовольственная база детского питания Кировского Пищеторга (затем Детская подбаза Кировского продторга), архив областного ЗАГСа (до 1972 г.) и магазин (с 1970-х гг. магазин №19 Горкоопторга).
comments powered by HyperComments